ТАК ПОКОРЯЛАСЬ ЦЕЛИНА, или о том, как было сложно, порой невыносимо, но душевный подъем был невероятный

27 февраля 2014 - Веб-редактор

«Костанай-АГРО» продолжает с ГУ «Государственный архив Костанайской области» проект – публикацию воспоминаний тех, кто приехал на целину в нашу область. Кто-то из целинников жив-здоров, кого-то уже нет рядом с нами. Но бесспорно одно – эти люди достойны памяти, добрых слов и того, чтобы через годы вновь прочувствовать их великий трудовой подвиг, самоотверженность, патриотизм, энтузиазм и дух новизны. Выражаем благодарность сотрудникам ГУ  «Тарановский историко-краеведческий музей имени Б.Майлина» за предоставленную фотографию.

 

Из воспоминаний Героя Социалистического Труда Дмитрия Ивановича БЕРЛИНА, 1969 год: 
 

 

– …Навсегда сохранится в памяти и никогда не забудется великая битва за казахстанский хлеб – годы освоения целинных и залежных земель. В это время я работал секретарем Тарановского райкома КП Казахстана. В район прибывало много механизаторов, других специалистов и просто рядовых людей. Приезжали с семьями, всех их надо было разместить, устроить на работу, создать необходимые условия. Доставлялось немало техники, ее требовалось принять и поставить в совхозы, которые только организовывались. Все это было связано с большими трудностями, но люди уверенно их преодолевали. В подтверждение сказанного можно привести такой пример: река Аят, тихая и мелководная в летние месяцы, свирепеет, когда начинается паводок. В такую пору попал бригадир «Красносельского» совхоза Иван Цуканов. Паводок на реке около райцентра Викторовка еще не начался, но иссиня-черный лед был уже ненадежным. Надо было срочно доставить груз с противоположного берега в центральную усадьбу совхоза. На тракторе переезжать реку уже опасно, но иного выхода не было. Цуканов предусмотрительно открыл дверцы кабины и медленно двинулся по льду. Вот и середина реки. Казалось, все обойдется благополучно, но в этот момент лед проломился. Бригадир едва успел выскочить из кабины, как трактор пошел ко дну.
 
Оставить его на дне реки пока закончится паводок – значит потерять две-три недели, ведь вот-вот начнется подъем целины, сев. Перевязавшись веревкой и взяв конец прочного троса, Цуканов нырнул в ледяную воду. Три раза отважный механизатор погружался в нее с головой, пока не добился своего – трос был зацеплен. Вскоре двумя тракторами затонувшую машину освободили из речного плена. Только глубокая вера скромных тружеников в дело, на которое призвала их партия, помогала им героически поступать в трудных условиях. 
 
Целина! Много дум было связано у хлеборобов с ней. Нелегко далась победа над ней: она отступала под плугом пахаря нехотя, с большим трудом. 
 
Опытный механизатор Матвей Иванович Компанеец прибыл в Тарановский район из Кировоградской области Украины. Дирекция Тобольской МТС назначила его бригадиром тракторной бригады в колхозе «им. Шевченко». Когда весной его бригада выехала в поле, все жители села Валерьяновка вышли ее провожать. Старые колхозники пожелали собственными глазами увидеть, как будет покоряться целина. Они-то знали, как трудно пахать новую землю.
 
Когда приехали в поле, Компанеец, прицепив к трактору С-80 два пятикорпусных плуга, решил сам проложить первую борозду. Старые колхозники, пряча улыбки, спокойно смотрели на приготовления бригадира. Матвей Иванович сел в трактор, включил передачу, увеличил обороты мотора – машина взревела, но не тронулась с места. Компанеец растерянно выглянул из кабины и, как будто ни к кому не обращаясь, спросил: «Що це таке?». «Це целина», – ответили ему старые колхозники. Он вынужден был отцепить второй плуг и пахать только одним. Так покорялась целина. 
 
Из воспоминаний первоцелинницы Клавдии Алексеевны ЕРКОВИЧ, 1994 год: 
 
 
– Нас, 55 комсомольцев, отправили на целину из Гродненской области Беларуси. Лично я ехала не за романтикой – чувствовала долг и ответственность гражданина нашей великой страны.
…Приехали на станцию «Джаркуль» Федоровского района. Нас расформировали по совхозам. Я попала в «Чандакский» зерносовхоз, на второе отделение. На следующий день после приезда пошла на зерносклад, где хранилось семенное зерно. Надо было сделать протравку семян для посева. Мы крутили машины вручную и протравленное зерно носили на плечах на второй этаж, вернее чердак, – по два ведра по ступенькам вверх.
Когда я выехала с бригадой на посев кукурузы, у нас столовой не было. Мы брали с собой хлеб, повидло, молоко и то не всегда. Воду набирали из котлована, зарывали бутылку в землю. Как только проезжали круг, от силы два, бежали пить, а вода как была теплая, такой и осталась. Утром вставали в 4 часа и добирались до своей бригады. Так и преодолевали все трудности, забывали порой, что пришло время перекусить.
В 1955 году было тяжело с кормами. Федоровский райком комсомола обратился к нам – нужно оказать помощь животноводству. Скот гибнет. Мы собрали молодежь, чтобы поехать по полям на тракторе и подобрать оставшуюся солому. Снега было очень много. С трудом, но находили и привозили корм для скота. Строили клуб в «Чандакском». Ходили на субботник. Была самодеятельность – активно участвовала вся молодежь.
Помню также, как работала в животноводстве, в сливоотделении. В летний сезон вывезли коров на выпас. Туда же отправили и нас, 10-12 женщин, вместе с сепаратором. Приехали в степь за 12 км от совхоза. Жилья, палаток не было. Стояла времянка без окон, в которой когда-то находились овцы, кизяк до окон. Нам сказали: «Ремонтируйте сами». Спать в степи страшно, рядом большое озеро, подход к нему был весь в зарослях, вода соленая. Питьевую воду привозили с «Федоровского» совхоза на лошадях. Ремонтировать времянку работницы отказались, потому что дойка три раза в день, времени не хватало. Вдвоем с дояркой Надей мы стали готовить замес: принесли вручную воду с озера, солому со степи, нашли глину, землю. Начали месить все ногами, остальные доярки тоже помогали.
Сделали нам шалаш, где поставили сепаратор, накрыли камышом. Я выписала марлю в конторе. Обили потолок, вырыли яму, куда поставили два или три бетонных кольца, набросали туда лед, поставили ушаты со сливками, чтобы не перекисали. Сами спали на крыше помещения, где находились телята. Сверху были палки-латы, а внизу – солома. Никакого понятия о выходных днях у нас не было.
Выйдя замуж, я переехала в «Есенкольский» зерносовхоз, где была звеньевой по кукурузе, по прополке картошки, бахчи, огурцов, уборке сена, зерна. Работала на току, отгружала зерно на элеватор. Родила двоих детей...

Ляззат ШУЛЕНОВА
 
 

 

comments powered by HyperComments

Видео

 

 

Комментарии