Отвечая на вызовы, следовать доброму, благословенному

3 ноября 2016 - Веб-редактор

В этом бушующем мире столь же активно меняются и отношения в обществе, между людьми, группами людей, вчерашние ценности становятся фанаберией, взрастают новые, далеко не идеальные, способы общения между полами, родителями и детьми, старшими и младшими. Строго говоря, процессы эти носят объективный характер, поскольку являются порождением своего времени и неотделимы от него. Однако, если преобразования в области технической, технологической служат во благо обществу, то их проецирование, влияние на человеческие отношения не всегда бесспорны и положительны, а в ряде случаев – вообще порочны. 

 

 

Подверженной этим процессам оказалась и семья – одно из самых добрых наследий человечества, рожденная как естественное развитие полигамных отношений. Ее нерушимость свято почиталась всеми религиями, которые возводили ее в ранг самых главных и благословенных святынь человечества. Да и время диктовало устройство семьи как прочного звена целым рядом житейских обстоятельств. Главным ее связующим звеном являлись дети, одинаково близкие и матери, и отцу. Чем труднее были времена, тем прочнее становилась семья, ведь только вместе можно было выстоять в нелегких жизненных коллизиях.

 


Не так давно мне довелось исследовать, по просьбе потомков, историю семьи Тобылжановых, ныне проживающих в Тюменской области. В годы коллективизации семья, жившая безбедно, имевшая троих детей, в одночасье оказалась на грани гибели. Был изъят весь скот – основа жизни. Если для крестьянина конфискация домашних животных была труднейшим испытанием, но оставались занятия огородничеством и другими делами, давшими возможность как-то выжить, то кочевника это ставило вплотную к роковой черте. Кроме того, всех мужчин старше 16 лет отправили в лагеря на три-четыре года.

 


В ауле Кунтимесе после вихря коллективизации семья Тобылжановых осталась на грани смерти. Ее главу Бехайдара отправили в лагерь, а мать семейства Жакиля осталась одна, с тремя детьми на руках. Немногим лучше было положение у других семей, сумевших укрыть в урочищах часть скота, но надо было предпринимать нечто нестандартное, ранее не испытанное: нужно было бросить аул и двигаться в сторону Курганской области, где можно было найти работу на каких-то немудреных предприятиях, производствах, где тлела хоть какая-то надежда обрести кров. Уже разгоралась неласковая в наших краях осень, а впереди была зима. Взяв троих детей, одному тогда еще не исполнился год, Жакиля ушла в степь без всякой помощи и опоры. Дивишься силе духа женщины, шедшей без всяких ориентиров, находя укромные места для ночлега, устраивая постель из сухой травы и листьев, укрываясь скудным покровом, согревая своим теплом детей. Но все же надо было дойти.

 


В лихую годину люди становятся сплоченней, склонны к состраданию, иначе, на что можно было рассчитывать матери с тремя детьми на руках. И добрые люди делились, поддерживали, кто-то давал в дорогу какую-то снедь. И все же один эпизод способен отразить весь трагизм положения с потрясающей обнаженностью: остановившись у одного из дворов, где хозяйка ушла в дом, чтобы собрать кое-какие продукты, Жакиля обнаружила, что недалеко стоит крынка с молоком. Обмакнув палец в него, она поднесла его ко рту младшего, который стал исступленно всасывать в себя драгоценную жидкость, а после, когда не осталось и следов от молока, еще долго порывался к пальцу, давшему ему ни с чем не сравнимую радость и упоение от этого вкуса. Вот так, идя от села к селу, спрашивая, где можно заработать на жизнь, движимая отчаянной решимостью спасти детей, Жакиля добралась-таки до места, где можно было устроиться на работу, получить хоть какое-то жилье. В пути один из ее детей не выдержал тягот и лишений и скончался.

 


Между тем, Бехайдара после трех лет отсидки отпустили из лагеря, и, добравшись до своего аула, или точнее до того, что от него осталось, он обнаружил, что семья, снявшись с места, ушла в поисках лучшей доли. Это давало какую-то надежду на воссоединение, но для начала надо было найти жену с детьми. Но как? Где искать? По нынешним понятиям задача с такими исходными данными представляется неразрешимой. Мы просто потеряли многое из векового уклада жизни, заменили их более ясными и зримыми понятиями: карты, навигаторы мощно и неотвратимо вошли в нашу жизнь.

 


Двигаясь в направлении, указываемом людьми, заходя в села, аулы, дотошно выспрашивая, часто по обрывочным сведениям сужал границы поиска отец семейства. Рассказы очевидцев становились все уверенней: упоминались места предполагаемого обоснования, а потом и вовсе стали вырисовываться детали, пока, наконец, не указали на землянку, где теперь жила его семья.

 


Можно представить радость, обуявшую родных: отступило отчаяние, неизвестность, новые обстоятельства диктовали и иные условия проживания. Супруги трудились, брались за любую работу, безнадега медленно, но неотвратимо отступала. Жизнь налаживалась, но... грянула война.

 


Нет более неестественного состояния человеческих отношений, чем война, когда, призвав на помощь все самое передовое, достигнутое в многолетних научных изысканиях с колоссальными затратами, люди с остервенением, проявлениями героизма и самопожертвования убивают себе подобных. В это время радикально изменяются многие моральные устои, издревле почитаемые и возводимые в абсолютные постулаты, закрепленные во всех святцах коротким и ясным: «Не убий». Рушатся семьи, остаются дети сиротами…

 


Вместе с тем невозможно быть в бездействии, если другие, потеряв и мораль, и право, оголтело нарушают пределы твоего обитания, не останавливаясь в выборе средств, подчиняют себе всех, отнимают все, включая жизни родных, близких, сородичей твоего и далекого круга. Бехайдара забрали в действующую армию, власть сразу в одночасье «забыла» о прежних грехах – все разом нивелировалось, сравнялось лихом военных лет.

 


Судьба отвела ему немного времени: через год после призыва рядовой Альжанов Бехайдар пропал без вести. Это потом внуки, затребовав из архивов данные его боевого пути, установили место захоронения, привезя на братскую могилу горсть земли родного аула. А Жакиля ждала его до самой своей смерти, прожив 85 лет, до последнего часа, свято веря, что это случится.

 


От сына Жакили и Бехайдара пошла развиваться семья, и сегодня, глядя на разросшееся шежире, блистающую многочисленными потомками, как исток этого бурного цветения семейства вспоминаем Жакилю, оставшуюся верной своей семье, традициям, завещанными предками.

 


Эта история является хорошим примером, когда сталкиваешься с многочисленными проявлениями животного эгоизма некоторых родителей, из-за своего неправедного образа жизни бросающих детей на немыслимо тяжкие условия жизни, перед глазами встает этот, без сомнения, гражданский подвиг. Сегодня мы становимся очевидцами, как целым рядом обстоятельств подтачиваются основы семьи. Браки становятся мимолетным событием, разводы – заурядным явлением, число которых стремительно растет. Эмансипация как социальное достижение все больше «давит» на крепость брака. Детей, воспитывающихся в неполных семьях, становится все больше, и в принципе это стало делом рядовым, никого особенно не трогающим.

 


Появились и в изобилии процветают «гражданские браки», которые церковь именует «общественно-одобряемым блудом». Впрочем, исследования, проводимые еще в пору СССР, показали картину, от осознания которой впору всерьез и надолго задуматься: ежегодно в тот период в стране рождалось 500 тыс. детей вне брака. Это не сбросить со счета ни при каких обстоятельствах. И мало, что изменилось!

 


И тем не менее, львиной долей причин, приводящих к разрушению брака, является алкоголь. Слова педагогов о вреде обильного «виночерпия» блекнут и не могут конкурировать с практическими уроками пития, которые дети получают под отчим кровом. Этот молох уверенно и беспрепятственно шагает, без особых усилий разрушает барьеры здоровых нравственных устоев. Сегодняшнее телевидение с его бесшабашными и разумеющимися постельными сценами, завязывающимися проще, чем стакан воды, вбивают в сознание молодежи своеобразную «красивость» подобной жизни. Ветхозаветные устои морали осмеяны и забыты. Многие социологи всерьез утверждают о том, что институт брака изжил себя и в будущем атрофируется.

 


Что же делать и предпринимать в защиту брака и семьи? Панацеи нет. Остается одно: активные, популярные, систематические всепроникающие действия, направленные на сохранение семьи как основы общества, страны. Невозможно даже перечислить все благотворно действующее – оно многолико, подчас не организовано или наоборт, но ясно одно: необходима активность, наступательность в самых различных проявлениях.

 


Нужны книги о лучших семьях страны, возведя их в лучшие образцы публицистики, воспоминания о патриархальном укладе семьи, надо вступить в союз с церковью, неустанно пропагандирующей вековые устои семьи. Необходимы рубрики в изданиях, добрая литература. Словом, тема, поднятая директором филиала АО «Национальный центр повышения квалификации «Өрлеу» Институт повышения квалификации педагогических работников по Костанайской области» Марионеллой Слесарь о создании книги о лучших семьях страны, нуждается в скорейшей реализации. Ясно одно: нам, объединившись и сплотившись, необходимо сделать все то многое, что в добром сочетании сохранит семью как первооснову общества.

 

 

Валерий СТАРОДУБ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

comments powered by HyperComments

Комментарии

 

Видео