Нужен механизм влияния на оплату труда

22 сентября 2016 - Веб-редактор
article11754.jpg

О некоторых экономических аспектах и причинах текучести кадров, временной безработице, внутренней и внешней миграции мы говорим с нашим постоянным автором и собеседником, доктором экономических наук, профессором КГУ им. А.Байтурсынова Сансызбаем ЖИЕНТАЕВЫМ (на снимке), убежденным сторонником повышения роли государственного участия в регулировании отечественной экономики. 

 

 

Мир капитала не существует без прибавочной стоимости

 


– Наиболее экономически развитые страны Америки и Европы, опасаясь социальных потрясений в обществе в виде стачек, забастовок, транспортного коллапса, идут периодически на повышение оплаты труда своих граждан, – говорит профессор. – В этих странах доля оплаты труда в стоимости конечного продукта составляет 63-66%. Почему они это делают? Потому что борьба между трудом и капиталом осуществлялась на протяжении многих веков и никогда не прекращалась: она то затухала, то обострялась. Мир капитала был в свое время напуган экспроприацией экспроприаторов в России 1917 года, вскоре Соединенные Штаты стали объектом внимания мировой общественности из-за дела Сакко и Ванцетти. Все эти события нарушали отлаженный механизм создания прибавочной стоимости, поэтому в США, Германии и других странах Европы работодатели пошли навстречу требованиям наемных работников и повысили заработную плату, что практикуется и по сегодняшний день. Весь мир пользуется сегодня наемным трудом, ежегодно требуется повышение производительности труда, согласно закону о прибавочной стоимости, иначе нельзя. Вопрос только в одном: какой долей от стоимости товара, произведенного наемным трудом, собственник готов делиться с производителями продукта. По данным западных экономических аналитиков, в Казахстане доля оплаты труда в стоимости конечного продукта ниже общемировых стандартов, как, собственно, и производительность труда, и составляет 22-23%. Такова цена рабочей силы как товара. Отсюда неудовлетворенность наемного сотрудника условиями и оплатой, возможно ставшая причиной временной безработицы или миграции (переезда). Поиск нового рабочего места сопряжен с риском потери прежнего места, можно остаться совсем без работы. По большому счету, у работника не очень высокая мотивация поиска. Его собственная оценка, как рабочей силы, в любом случае не совпадает с оценкой, то есть оплатой труда нанимателя.

 


Государство как регулятор

 


В 2017 году школы страны выпустят во взрослую жизнь тысячи вчерашних учеников, часть из них будет пытаться трудоустроиться, – отмечает Жиентаев. – Смогут ли они найти работу? На мой взгляд, смогут, но не все. Я считаю, что государству самому нужно открывать рабочие места, не уповая на милость предпринимателей, создающих прибавочную стоимость. Оно должно активнее вмешиваться в экономику, регулировать погоню за прибылью отдельных бизнесменов, требовать создание более благоприятных условий для производителей материальных благ. Государство, требуя от бизнеса повышения заработной платы наемных работников, добилось бы подъема престижа рабочей профессии. Казахстанский рынок труда переполнен молодыми людьми с дипломами юристов и экономистов. В той же Германии высококвалифицированный мастер рабочей профессии зарабатывает на уровне профессора вуза и не мечтает о дипломе юриста или экономиста. Мне представляется, что в нашей стране должен быть создан механизм влияния государства на систему оплаты труда наемных работников.

 


– Сансызбай Мухаметгалиевич, наша область богата пшеницей, и уже есть определенные успехи в экспорте зерна и его производных. Известно также, что при глубокой ее переработке можно производить спирт, побочным продуктом которого является глютен. А его стоимость доходит до 1,5 тыс. долларов за тонну. Это ли не путь создания прибавочной стоимости и дополнительных рабочих мест?

 


– Согласно канонам экономики, страна, производящая по одной тонне пшеницы и тонне сырой нефти на душу населения – это богатая страна. По-моему, Казахстан должен купаться в роскоши, но мы продолжаем пребывать в состоянии эйфории. Нас устраивают хвалебные речи с Запада и Востока, еще не все в РК понимают их намерения оставить нас, как страну, сырьевым придатком в международном разделении труда. Недавно я услышал занимательный факт: оказывается, что из одной тонны льна, купленного в Костанайской области за 500 долларов, путем глубокой переработки создаются различные конечные продукты на общую стоимость в 86 (!) тыс. долларов. Есть у нас примеры экспорта готовой к употреблению продукции: макароны, печенье и другое. Я считаю, у государства имеется неисчислимое число возможностей включиться в процесс большего регулирования экономики. Вспомните, как несколько лет назад перед нашей страной стояла угроза продовольственной безопасности. Совместными усилиями государства и бизнеса проблема решена: Казахстан обеспечивает себя сам основными продуктами питания. Еще одну возможность создания государством новых рабочих мест я вижу в производстве товаров народного потребления. Можно начать с простых вещей: многие в Казахстане носят рубашки, сшитые киргизскими женщинами почти в домашних условиях. На одном из отечественных телеканалов недавно я видел сюжет об условиях труда и быта казахстанских и итальянских работников на нефтепромысле. За совершенно одинаковый объем труда на одинаковых тракторах итальянец получает в пять раз больше заработную плату, чем казахстанец. У местных рабочих – один вагончик на 16 человек, у иностранцев – на двоих. Вот где востребовано всевидящее око государства!

 

 

Султан ДЮСЕМБАЕВ
фото Василия ВАСИЛЬЕВА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments

Комментарии

 

Видео