Религия и кино: две стороны одной медали

10 апреля 2014 - Веб-редактор
article3585.jpg

Сегодня вопросы противодействия религиозному экстремизму называют больными во многих регионах земного шара. Главной проблемой в этой борьбе добра и зла стал уровень грамотности населения в том, что касается духовности. Может ли в качестве просветительского инструмента для масс выступать… кино? 

 

Современный кинематограф уже давно и успешно использует религиозные сюжеты для создания обновленных и интересных историй, воплощенных на пленке. И, казалось бы, в чем дело: снимайте, предлагайте на суд зрителя, получайте оценки и рецензии критиков, обучайте широкие массы основам какой-либо конфессии… Но если бы все было так просто. 
Можно привести множество положительных в плане повышения религиозной грамотности населения примеров. Вспомним супернатуралистичные «Страсти Христовы» Мела Гибсона или фильм-напоминание «Агора» Алехандро Аменабара.
 
 
Однако есть и противоположные примеры – картины, которые пытаются пробудить у зрителя чувство ненависти к инакомыслящим или высмеять их религиозные чувства. Конечно, данная тема сложна для дискуссий. Кто, например, сможет провести четкую грань между личной точкой зрения, объективной критикой религии и оскорблением достоинства верующих? Однако не говорить об этом тоже нельзя. История не раз доказывала, что молчание зачастую является почвой для роста деструктивных течений и антигуманистической идеологии.
 

«Ной»: и добрый, и злой

На экранах костанайских кинотеатров зрители могут увидеть фильм с коротким названием «Ной». Картина как нельзя лучше подходит в качестве примера для рассмотрения темы религии в кино: ведь в ней содержится и библейский сюжет о праведнике, спасшем жизнь от потопа, и выдумка режиссера.
 
Чтобы не отбить интерес к фильму, не будем пересказывать его фабулу. Остановимся на отдельных моментах и личных впечатлениях от просмотра. Перед сеансом, зная, что идея реализована Дарреном Аронофски, я ждал разочарования от его работы с первых же минут. Не потому, что плохой режиссер, а потому, что он не раз доказывал, что не является специалистом в создании эпических картин с масштабными сценами.
 
Однако начало приятно удивило, а эпичность оказалась не той, которую мы можем увидеть в «Страстях Христовых». Здесь строгое следование библейской сюжетной линии рассказа о Ное периодически нарушается относительно мирными фантазиями Аронофски, например, на тему падших ангелов. Таких выдумок в фильме немало, они добавляют ему зрелищности, хотя и складывается ощущение, что вложенная внутрь философия и картинка плохо гармонируют друг с другом. 
 
Качество философского наполнения перекрывает дисгармонию от вставок эпизодов с масштабными красотами. Зритель, знающий Библию, может быть возмущен своеволием авторов сценария фильма, добавивших дополнительных персонажей и дописавших продолжение к некоторым главам Библии. Но на деле Аронофски не стал менять генеральную линию биографии Ноя. Здесь все главное осталось, как в первоисточнике: построить ковчег, спасти жизнь. Кроме того, некоторые домысливания оказались очень удачными в плане правдоподобности, как бы странно это ни звучало для фильма с явными проявлениями фантазии его создателей. Однако в трактовке подтекста, в толковании заложенной в данной истории глубокой мысли Даррен Аронофски показал свои сильные стороны: вдумчивость и пытливость. 
 
Ной предстает перед нами в чистом, светлом образе праведника, ценящего каждое живое существо на планете, берущего только то, что нужно, не больше. Ему выпадает невероятно тяжелое бремя: спасти лишь избранных Творцом, не позволить попасть в обновленный потопом мир людям, погрязшим в грехе.
 
Аронофски показал столкновение внутри Ноя двух мировоззренческих систем: милосердия и жестокости ради спасения мира. Рассел Кроу и Дженнифер Коннелли (на снимке) особо выделились своей игрой, заставляя зрителя на некоторое время забыть о попкорне и погрузиться в пучину возникшего конфликта.
 
Режиссер осмелился нарушить в «Ное» ветхозаветную жестокость гораздо более близкими нам сегодня новозаветными вопросами добра и милосердия. Этой вольностью он не испортил картину, а напротив, актуализировал ее. Фильм – хороший пример того, что религия сама по себе не является абсолютом, однозначно указывающим что хорошо, а что плохо. Она инструмент, который одни люди могут обратить во благо, а другие – во зло. Вспомним хотя бы средневековую охоту на ведьм, порожденную христианством, которое впоследствии дало нам удивительный образец милосердия – мать Терезу. Понимание хотя бы этого уже должно заставить думающего человека подвергнуть сомнению трактовку религии радикалами-экстремистами.
 

Роман ПОПОВ
фото www.kinopoisk.ru 
 

Мнение верующих
 
Как любой фильм на религиозную тематику, «Ной» вызвал неоднозначные оценки у представителей мировых конфессий. Пожалуй, наибольший разброс полярных мнений можно найти среди православной аудитории, наименьший – среди мусульман.
 
Православие

Игумен Петр Еремеев, ректор Российского Православного университета, отметил очевидную пользу картины в том, что она может заставить зрителя открыть первоисточник и вызвать желание разобраться во всем самому. Он заметил, что не стоило ждать, что фильм станет пособием для изучения Священного Писания.
Священник Александр Пикалев назвал кинокартину цирком. Возмущение у него вызвали вольная интерпретация характеров библейских персонажей и все то, что додумано автором. Хотя Владимир Степанов, являющийся одним из пользователей ресурса www.pravoslavie.ru, где была опубликована рецензия, возра-
зил, что в Библии Бог не сторонится темы смерти людей, их наказания и сложности поставленного перед человеком выбора. По мнению Степанова, понимание собственной греховности Ноя и падения людей – центральная линия сюжета.

Мусульманство

В большинстве стран, исповедующих ислам на государственном уровне, фильм к показу был запрещен. Это решение объяснили существующим в данной религии запретом на изображение пророков и посланников Аллаха. Отметим, однако, что фильм «Страсти Христовы» Мела Гибсона в некоторых из этих регионов все же появился в прокате, несмотря на протесты верующих.

Католичество

Папа Римский Франциск благословил фильм. При этом многие католики отказались смотреть картину, заявив, что образ Ноя здесь полностью противоречит библейскому. Интернет-ресурс katolik.ru приводит слова кинокритика Стивена Грейдануса, сказанные в его интервью «Радио Ватикана» о том, что Аронофски – бескомпромиссный режиссер, в отличие от многих других, которые просто потакают аудитории. В этот раз нет сомнения, что данная работа будет отталкивать многих зрителей-христиан. При этом Грейданус подчеркнул, что «люди, которые готовы по-новому взглянуть на историю Ноя как на литературное произведение, посмотреть на историю Всемирного потопа как на историческое явление, как эта история рассказана в Библии и в других источниках, допустить, чтобы их представление об этой истории было оспорено, – эти люди найдут «Ной» одним из наиболее увлекательных фильмов 2014 года».

Иудаизм

Иудеи осторожны в высказываниях. Во всяком случае найти какие-либо конкретные мнения о фильме со стороны представителей иудаизма не удалось. Все сводится к отдельным взглядам личного характера, хотя запрета на показ фильма в Израиле пока нет, в отличие от «Страстей Христовых», которые израильские кинотеатры показать не решились.

Соб. инф.

 
 

 

comments powered by HyperComments

Видео

 

 

Комментарии